Игровая терапия, центрированная на ребёнке, и дети , переживающие психологическую травму.

Игровая терапия и дети, переживающие психологическую травму.

 

Психологическая  травма (психотравма) вызывается какими-то неблагоприятными обстоятельствами,  с которыми ребенок не может справиться самостоятельно. Травма влияет на функционирование головного мозга, отражаясь на эмоциональном состоянии и поведении ребенка.

Неблагоприятными  событиями или событием могут быть – стихийное бедствие, внезапная смерть кого-то из близких людей, авария, травля, физическое насилие или физическая травма, сексуальное или эмоциональное насилие, тяжелое заболевание и сложные медицинские манипуляции. Ребенок может быть серьезно травмирован, если становится свидетелем насильственного преступления, того или иного трагического происшествия, домашнего насилия.

Событие, с которым ребенок внутренне не справился,  не “переварил”  в душе, накладывает отпечаток на его внутреннюю жизнь, мешает жить и вести себя как прежде.

Ребенок утрачивает ощущение безопасности, возможности контролировать свою жизнь.

Какие признаки должны стать сигналом для обращения к специалисту?

  • Повторяющиеся воспоминания о травматическом событии
  • Попытки вернуться к тому месту, где произошло травматическое событие
  • Попытки избегать мест, людей или ситуаций, которые напоминают ребенку о том, что произошло
  • Иногда ребенок, наоборот,  может не вспоминать о том, что случилось, но есть другие признаки в поведении, которые должны насторожить взрослых:
  • Тревожные, “страшные” сны
  • Вспышки агрессии, раздражительность
  • Нервозность
  • Повышенная возбудимость или, наоборот, заторможенность.
  • Трудности с концентрацией внимания
  • Регресс в поведении – ребенок начинает вести себя так, как будто он стал младше, требует   больше внимания и даже как будто утрачивает ранее приобретенные навыки.
  • Игровая деятельность ребенка  также может претерпеть изменения – к примеру, он навязчиво  разыгрывает один и тот же сюжет, но это не приносит облегчения, не имеет катарсического эффекта. Он словно бы раз за разом упирается в травмирующий эпизод, не находя выхода из положения, испытывая все те же негативные эмоциональные состояния.

Игровая терапия, центрированная на ребенке, предлагает бережный и щадящий подход к работе с такими детьми. Специалист создает условия для того, чтобы ребенок почувствовал себя в безопасности, обрел чувство контроля над своей жизнью. В обстановке принятия    и безопасности ребенок начинает  использовать свой естественный язык  – игру – для проработки травматического опыта. Он может выражать и исследовать самые глубокие чувства, следуя естественной тенденции – пытаться справиться  с травматическим опытом в игре. Обученный игровой терапевт обеспечивает безопасность этой игры, не допуская ретравматизации ребенка.

Символический язык игры позволяет  работать с травматическим опытом, не в лоб в лоб, а  опосредованно.

Исцеление травмы при этом  происходит в темпе, к которому готов ребенок.

Если речь идет о единичном травматическом событии, может помочь достаточно краткий курс игровой терапии, центрированной на ребенке. Правда, надо быть готовым к тому, что  во время работы могут  “всплывать” и какие-то более ранние  травматические воспоминания.

Если же речь идет о работе с детьми, в течение некоторого времени испытывавшие особо неблагоприятные воздействия – повторяющиеся эпизоды насилия, к примеру, то работа , конечно же, будет вестись в течение более длительного времени. Если ребенок страдает годы и как-то  приспосабливается  жить со своим страданием, то этот способ обходиться с тяжелым опытом перенапрягает  внутренние силы ребенка, вызывает к жизни все новые и новые трудности.

В любом случае, чем раньше происходит обращение за помощью, тем лучше для ребенка – и его нынешней жизни, и будущего душевного благополучия.

Елена Пиотровская, психолог, игровой терапевт, президент Ассоциации игровой психотерапии